Версия для слабовидящих: Вкл Выкл Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A
Николаю Левашову посвящается ...

Он с нами, Он рядом... Звездой негасимой... Как вдох откровения Вечной Вселенной... В научных трудах, и стихах, и картинах... В сраженьях за Правду, за Русь - неизменно...

Он всюду, как Свет, отраженный Любовью... Во всем, что омыли собой слезы Мамы... Во всем, что хранит с негасимою болью Для будущих Ищущих всех... наша Память...

Семинары Николая ЛЕВАШОВА в США


Через несколько лет подобные семинары проводились Николаем Левашовым и в США со своими студентами и обычными гостями, заинтересовавшимися теми или иными аспектами деятельности учёного и его феноменальными результатами. К сожалению, фото и видеоматериалов об этих семинарах пока не доступно.

Подробнее об этих мероприятиях написано во 2-м томе автобиографической хроники «Зеркало моей души».

 
Вот небольшой отрывок из книги
о начале проведения семинаров в Сан-Франциско:
"...В мае 1992 года уже созрела ситуация для проведения моей школы в США! Многие люди постоянно спрашивали меня о том, когда я буду проводить обучение по своей методике? И я стал задумываться о том, почему бы и нет, хотя и понимал, что такая школа не принесёт мне больших денег. Но тем не менее, я думал о том, что необходимо разбудить людей, и сделать это можно было только реальными действиями, а школа, в ходе которой люди приобретут новые качества и возможности, которых у них не было от природы, может стать неопровержимым доказательством моих слов! Поэтому встал вопрос о том, что нужен хороший переводчик для школы, так как Джорджу явно не хватало знаний и понимания русских слов, с которыми он никогда не сталкивался и не слышал. Поэтому я попросил Джорджа найти мне профессионального переводчика. Что он и сделал! Как потом он мне рассказал, он поехал в один из русских книжных магазинчиков Сан-Франциско и спросил у работающих там, не знают ли они какого-нибудь хорошего переводчика? Ему подсказали имя и телефон одного человека, и он передал мне этот телефон. Я позвонил этому человеку, имя которого было Роман, а фамилия, как выяснилось позже — Боринков. Роман, как оказалось, преподавал английский в одном из ВУЗов Ленинграда и имел много учеников и даже переводил на русский с английского одну книгу. У него даже был сертификат переводчика, и он был… безработным! На первый взгляд, лучший вариант даже трудно себе представить!

Как мне признался сам Роман, у него только раз в неделю был платный урок в одном из богатых пригородов Сан-Франциско — Пало Алто (Palo Alto), куда ему нужно было добираться более двух часов в одну сторону «на перекладных» ради одного урока. Поэтому, когда я ему предложил переводить мои встречи и, возможно, и мои лекции, он несказанно обрадовался. За перевод встречи продолжительностью два-три часа я платил ему двести долларов, и он был счастлив довольно регулярным заработком! В принципе, я стал основным его работодателем, и это его даже очень устраивало. У Романа было прекрасное британское произношение, и для меня это была просто «музыка»! Я слушал его красивую английскую речь и думал: могут же некоторые так говорить по-английски! Так или иначе, всё шло к тому, что набралось человек пятнадцать-шестнадцать, изъявивших желание пройти мою школу. И я согласился...

Несколько человек приехало даже из других штатов, а несколько человек, живущих в Сан-Франциско, когда наступил день начала занятий, почему-то не появились! Несколько человек заплатили мне чисто условную сумму, несколько обещали заплатить мне в «ближайшее время», которое не наступило до сих пор, и несколько человек у меня были бесплатно, так как они не могли сами заплатить за мой курс...

Для занятий я использовал огромную гостевую комнату нашей новой квартиры, и все люди спокойно в ней помещались, и ещё оставалось много места. Занятия я начинал в семь часов вечера и заканчивал в десять! И так каждый день недели, кроме субботы и воскресенья. Это было очень удобно для тех, кто работал днём, так же как и для меня, поскольку я с утра и до часов четырёх принимал своих пациентов. У меня оставался ещё небольшой перерыв до начала занятий, так как люди начинали собираться к 6:30 вечера. Я успевал перекусить, сходить в ближайший продуктовый магазинчик, в котором покупал печенье, воду и разные безалкогольные напитки, для того чтобы во время десятиминутного перерыва люди могли попить и перекусить. Короче, мы со Светланой хотели, чтобы слушатели моих лекций не страдали от жажды и от голода. На специальном столике всё это ставилось для всеобщего пользования...

Я, как всегда, начинал свои лекции с пояснения образования нашей планеты из семи первичных материй, всё это я схематично изображал фломастерами на больших листах бумаги, чтобы всем было хорошо видно. И просил своих слушателей очень внимательно отнестись к этому разделу информации, так как без понимания природы образования планеты НЕВОЗМОЖНО будет потом понять природу зарождения жизни, её эволюцию, появление разума и многое, многое другое! Но, как и ранее, люди не могли понять, зачем им нужно вникать в такую неинтересную «ерунду», когда они пришли стать «волшебниками»!..

Каждая моя лекция строилась следующим образом. Я произносил какую-нибудь фразу, а затем ждал, когда Роман переведёт её на английский, и так далее… Всё вроде бы было прекрасно, человек говорит на отличном английском, но люди… по несколько раз переспрашивают элементарные вещи… Мне это было очень странно, я не питал уже иллюзий по поводу образованности большинства американцев, я понимал непривычность и новизну информации. Всё это, без всякого сомнения, имело место, но… основной причиной непонимания, как выяснилось позднее, был плохой перевод. Нет, слова произносились по-английски правильно и были они тоже правильными, но… они НЕ ПЕРЕДАВАЛИ ПРАВИЛЬНО СМЫСЛА ТОГО, О ЧЁМ Я ГОВОРИЛ.

Я не был наивным в этом вопросе, среди слушателей моей школы была и Вера Ивановна Орбелян, которую я спрашивал о том, какого качества был перевод? Приглашал я и одного хорошего знакомого на свои лекции и задавал ему тот же вопрос, но мне все в один голос говорили о том, что всё замечательно! И для меня некоторое время оставалась непонятной причина такого числа переспрашиваний со стороны своих слушателей, особенно после того, как люди, знающие неплохо оба языка, одобрили работу переводчика. Только несколько позже мне стала понятна причина этой проблемы, во время одной из встреч с несколькими учёными, среди которых был знаменитый французский уфолог, фамилию которого я не запомнил, и профессор стенфордского университета Питер Старрок (Peter Sturrock), который, как выяснилось позже, с группой других учёных по заданию Лоренца Рокфеллера изучал вопрос о реальности и достоверности сведений об инопланетных визитах на Землю. Эту встречу организовал один мой пациент, который стал и моим студентом, доктор Ричард Блазбенд (Richard A. Blasband). Так вот, встреча проходила в обычном режиме: я говорил по-русски фразу, Роман её переводил на английский, и аналогично в обратном порядке. И вот, сижу я и слушаю перевод Романа и неожиданно для себя обнаруживаю, что я понимаю, что Роман переводит мои мысли неправильно! Поняв это, я стал его поправлять. Мой мозг переводил его слова обратно на русский, и смысл сказанного им по-английски отличался от смысла моей фразы на русском.

Поэтому я стал его останавливать и поправлять: «…подождите Роман, я сказал так-то и так-то, а Вы перевели вот так и так…»! И просил его перевести именно так, как нужно мне, и не искажать сказанное мною. Видно, наступил критический момент, когда я, слушая раз за разом перевод того, о чём говорю, начал понимать смысл английского перевода! Я ещё не мог сам сказать всё правильно по-английски, но уже полностью понимал то, что говорится на этом языке, по крайней мере, понимал смысл сказанного, и мой мозг выдавал «на гора» смысл сказанного по-русски! И с того дня я стал чётко и точно улавливать искажения смысла при переводе. И только тогда для меня стала ясна основная причина того, что студенты моей первой американской школы переспрашивали много раз сказанное мною! Основной причиной было то, что Роман плохо понимал, точнее, совсем не понимал того, что переводит, и поэтому его перевод был дословным! А это совсем неприемлемо при полноценном переводе. А мои «консультанты» не замечали серьёзных перекосов при таком переводе вот, почему. Во-первых, они слышали сначала то, что я говорил по-русски, а затем слышали перевод сказанного мною на английский язык. Во-вторых, для них английский язык был вторым языком, и поэтому они не могли обнаружить непонятностей, которые замечали люди, рождённые в другой языковой среде. То, что это было именно так, я убедился на фактах чуть позже, когда Роман переводил мою книгу на английский, но это произойдёт позднее, а пока я радовался тому, что люди с большим интересом слушают то, о чём я говорю. Мои курсы были не только теоретическими: каждый день на последнем часе я проводил практические занятия. Работал со всеми вместе в самом конце занятий, а также индивидуально. Среди студентов первой американской школы было несколько любопытных людей. И мне хотелось бы остановиться на некоторых из них…

Среди моих студентов была одна женщина по имени Мона (Mona), Мона из Аризоны, как мы шутили. Она была довольно хорошо известна в Америке среди тамошних целителей и даже опубликовала пару небольших книжек. И жила она в знаменитом на всю Америку городке Седона (Sedona), штата Аризона. Этот городок слыл Меккой среди американских целителей и уфологов, и многие из них жили там постоянно. Так вот, эта Мона из Аризоны буквально с первых же дней занятий то и дело восклицала: «А откуда ты это знаешь, да откуда вот это!?» И так по несколько раз почти каждый день! После одного её восклицания по этому поводу, я всё-таки через Романа спросил её: «А что, собственно говоря, она имеет в виду, когда спрашивает у меня, откуда я знаю!?» Её ответ меня очень удивил. Оказалось, что у неё имеется несколько ангелов-хранителей или «духовных» учителей (guides), которые, когда она спрашивала их о чём-то, всегда ей отвечали, что она ещё не готова к «откровениям», которые им открыты, что она не доросла ещё до «сакральных знаний»! И каково же было её удивление, когда на многие из тех вопросов, на которые её «духовные учителя» не хотели ей давать объяснения по указанным выше причинам, я давал объяснения на первом же занятии. У Моны из Аризоны оказалась очень хорошая чувствительность, и когда пришло время перестройки её мозга и сущности, всё произошло в течение нескольких минут.

После этого она стала весьма неплохо видеть и слышать своим мозгом, и во время одного из практических занятий ей очень захотелось увидеть своих «ангелов-хранителей», так как ранее, она их никогда не видела, а только иногда слышала. Я объяснил ей, что и как надо сделать, чтобы можно было увидеть их, не только когда они этого хотят, но и когда она их захочет увидеть сама. Она всё это сделала и была очень рада, что теперь она может их ещё и видеть! Я попросил её хорошенько проверить, действительно ли это её «духовные учителя»? После утвердительного ответа, я спросил её, не желает ли она увидеть их истинное «лицо»? Её удивил мой вопрос, т.к. она была уверена в том, что видит их такими, какие они есть!  Когда я снял камуфляж с этих паразитических сущностей, и она увидела их настоящую личину, она впала на некоторое время в шоковое состояние. Она была потрясена тем, кого увидела вместо своих «духовных учителей»! После этого она не появлялась на занятиях несколько дней, и я обратился с вопросом к её подруге, чтобы выяснить, где Мона, и почему она не приходит на занятия? Подруга сказала, что Мона впала в депрессию после того, что увидела. Я попросил подругу, чтобы она уговорила её прервать свою депрессию и прийти на занятия. И сказать ей, что она должна была быть рада тому, что освободилась из «лап» таких «великих учителей», и теперь её никто не будет водить «за нос»! На следующий день после этого разговора с подругой Мона пришла на занятия и попросила меня защитить от подобного в будущем. Я объяснил ей, как нужно правильно сканировать специально созданной у неё для этих целей структурой, и после этого она не пропускала больше ни одного дня занятий.

Первая школа-семинар в Америке продолжалась четыре недели, по три часа в день, пять дней в неделю. Такую продолжительную школу я делал первый раз. Одной из причин этому была необходимость перевода с одного языка на другой. А другой причиной было то, что после проведения школ-семинаров в Архангельске мне стало понятно, что людям нужно больше времени, чтобы усвоить принципиально новый материал. Но, как показала практика в будущем, и сорока дней недостаточно для принципиального изменения сознания человека, даже тогда, когда даётся всё в готовой форме, и человеку, казалось бы, остаётся только «проглотить» готовое! Но «проглотить» готовое тоже, оказывается, не так просто! Но всё это стало мне ясно позднее, после того как я понаблюдал за студентами на своих семинарах в течение многих лет…

Но это всё в будущем, а в июне-июле 1992 года я проводил занятия для первой группы своих студентов в США..."
(Николай Левашов, отрывок из книги "Зеркало моей души", том 2 -
Глава 5. Весенние хлопоты-2 и их летнее продолжение)

Оставить комментарий

НЕТ ФОТО